• г. Киев, ул. Ивана Мазепы, 6-в (200 м. от станции метро "Арсенальная")
  • Пн–Пт: с 8:00 до 20:00 Сб: с 9:00 до 16:00 Вс: выходной
Чем состояние полудремы полезно для мозга?

Чем состояние полудремы полезно для мозга?

Каждый из нас неоднократно испытывал чувство слабости, сонливости после обеда. Как приятно на мгновение отключиться от реальности, облокотившись на плечо друга, спинку кресла или стену. Многие замечали, как после звона будильника крепкий сон уже отступает, но сохраняется промежуточное состояние – дремота. Конечно, скептики будут осуждать бессмысленное нахождение в постели, ведь на это тратится время, из-за чего можно опоздать на работу или запланированную встречу. На первый взгляд кратковременная дремота может показаться бессмысленным занятием, однако это не совсем так. К счастью, у таких промежуточных состояний (между сном и реальной жизнью) есть неоспоримые положительные стороны.

Узнав о пользе дремоты, можно пользоваться ею для решения многих задач, улучшения работы мозга. Полусон характеризуется определенными временными рамками и признаками. Так, мы будем рассматривать наносон, который подразумевает короткую отключку на несколько секунд, а также более продолжительную дремоту, длительностью до получаса. Последнюю версию можно назвать «сиестой». Главным отличительным признаком данных двух видов полусна является его глубина. Так, в первом случае «расслабление» головного мозга достигает лишь первой стадии сна (сомноленция), когда после альфа ритмов следуют тета-ритмы. Последние отвечают за глубокую релаксацию. Что касается «сиесты», сон находится на средней глубине (сонные веретена). При этом сознание постепенно отключается, присутствуют как тета-, так и сигма-ритмы. Согласно рекомендациям NASA, дремать следует приблизительно 26 минут. Этот непродолжительный отдых обеспечивает улучшение настроения, мыслительной функции мозга, облегчение восприятия, повышение внимания, выносливости. Немаловажной пользой является прокачка памяти, что осуществляется путем стимуляции гиппокампа. Именно он отвечает за переход кратковременного запоминания в долговременную память. Более легкое закрепление новой информации после непродолжительной дремоты доказывается в эксперименте. Он был проведен в Йоркском университете. Участникам исследования перечислялись прилагательные с ассоциациями, которые по смыслу подходили к ним. Затем им нужно было немного вздремнуть. Пока они находились в полусне, им снова зачитывались прилагательные. На основании данных ЭЭГ, было установлено, что у них в голове возникали соответствующие ассоциации к словам. Британцы объяснили это наличием всплесков мозговой активности, которые регистрируются на электроэнцефалограмме. Чем их больше, тем легче человеку вспоминать недавно воспринятую информацию. В сравнении с непродолжительной дремотой наносон не приносит такую пользу - это еще находится на стадии изучения. Однако именно наносон добавляет краски в наше воображение, что можно сравнить с эмоциями, возникающими при просмотре работ Сальвадора Дали. Его картины взяты в пример не случайно, так как он считался хитрецом и имел безумные идеи. Ему принадлежит фантасмагорическая техника, которую он самостоятельно изобрел. Она подразумевает полное расслабление человека, когда он сидит в кресле, облокотив голову, уложив руки на подлокотники. В этой позе ему следует зажать тяжелый металлический ключ между пальцами. Как только человек засыпает, наблюдается мышечное расслабление, из-за чего ключ выпадает из руки и с грохотом ударяется о пол. В этот момент он просыпается, однако сохраняет вдохновение, которое успел уловить между сном, явью. Официальное название такому «вдохновению» гипнагогия. Более просто – «феномен лица в затемненном помещении», что означает сонный паралич, когда сознание возвращается в реальную жизнь, а мышцы еще остаются в расслабленном виде. Сонный паралич способен вызвать сильные галлюцинации. Человек может видеть темные пятна или ощущать чье-то присутствие возле себя.

Подобные зрительные расстройства описывались как образ тени человека, а у чувашского народа был создан демонический образ Вупар пусать. Сонный паралич встречается очень редко, поэтому его нельзя путать с патологическими галлюцинациями зрительной, слуховой, а также тактильной формы. Гипнагогические видения удается уловить в промежутке между сном и явью в момент засыпания. Редко подобные ощущения посещают человека при просыпании, во время поверхностной дремоты. При правильном подходе в использовании подобных техник можно принести много пользы, не только в отношении получения галлюциногенных образов. В момент засыпания головной мозг сужает круг раздражителей, на которые может реагировать. Установив частичную блокаду на экзогенные факторы, он ограничивает наше восприятие, предупреждает поток информации, что позволяет ему расслабиться. Ослабление связей между зонами мозга дает возможность человеку полностью отключиться от реального мира. В то же время повышается вероятность формирования новых связей в головном мозге, независимых от мышления, логики, которые оказывают немалое влияние на наше восприятие и анализ информации. Это позволяет нам по-новому оценить, упорядочить детали, поступающие извне, рассмотреть в них уникальность. Засыпая, человек утрачивает контроль над мыслями, что приводит к рождению новых идей, креативного подхода. Во время «рождения» сновидений проявляется автокреативность в максимальной яркости, что происходит неосознанно. К такому выводу пришел Томас Метцингер. Он занимался анализом сознания человека с помощью философии, когнитологии, а также оценки собственных сновидений. Он описывал креативность ума как психотипическое состояние. Во сне мы находимся среди хаотичных сообщений с PGO-волнами, вспышками активности мозговых клеток в зоне варолиевого моста, гипоталамуса, а также затылочной области (зрительной коре). Участники сновидения, окружающая обстановка, образы, возникающие во сне – не что иное, как следствие сбора мозгом самопроизвольно возникающих сигналов, которые трансформируются в более приемлемую для понимания форму. «Рождение» сна осуществляется в стволе мозга, а за его наполнение, сочинение ночной истории отвечает передний мозг. Согласно утверждениям Томаса Метцингера, сон – это попытка переднего мозга передать результат работы ствола в доступной для нас форме. Причудливость сновидений обусловлена нестандартными условиями для работы переднего мозга – отсутствием сознания, бодрствования, которые позволяют ему регулировать, осмысливать порождаемое изнутри состояние. На грани первой, второй фаз сна, когда наблюдается невидимая грань между «расслаблением», явью, сны еще не рождены, не созданы его образы, участники, однако уже присутствует сновидческая логика.

Когда человек еще не полностью покинул реальность, автокреативность отсутствует, а мозг продолжает обрабатывать события, происшедшие за день, искать пути решения проблем. Зная особенности процесса засыпания, Эйнштейн, Тесла пользовались этим и становились более творческими, гениальными. Томас Эдисон также пользовался методикой с ключом, только вместо него держал бутылку с водой. Как только он засыпал, емкость падала и будила его. После этого Томас нередко находил в голове много интересных мыслей. Еще в двадцатых годах 20-го столетия Грэм Уоллес, который специализировался на психологии, сказал, что творческий поиск проходит с участием сознания, а также бессознательного состояния. Он, Жак Саломон Адамар, оценив результаты работ многих ученых, предложили следующую классификацию.

Итак, творчество имеет 4 этапа:

  • подготовка, когда формируются задачи, начинается их анализ;
  • инкубация — период, где логика ослабевает, а мысли отправляются в свободное плавание;
  • озарение – результат бессознательного получения ответа на вопросы – интуитивное решение;
  •  проверка – оценка «адекватности» полученного решения.

Особенно важна фаза инкубации, от которой зависит разнообразие, сила, масштаб озарения. Последнее имеет несколько преимуществ перед сознательным мышлением, а именно более высокую скорость, понятные образы, символы, а также разноплановое решение. Некоторые ученые утверждают, что не только полусон может привести к озарению, но и транс, депривация сна, бинауральные ритмы. Иначе говоря, для получения творческого всплеска можно использовать любые методы. Хаксли уверен, что автокреативность сна – не столь эффективный способ получения новых мыслей, так называемой тренировки мозга. Многие исследователи опровергают связь между полусном и творческим озарением. Приверженцы же этой теории уверены, что увеличение творческих возможностей наблюдается при переключении внимания человека с экзогенных раздражителей на внутренние процессы. Это в свою очередь снижает мыслительную нагрузку и способствует расслаблению. Американские, итальянские ученые пришли к выводу, что озарение больше посещает людей в момент ограничения поступающей информации в мозг через органы зрения.

Согласно результатам их исследований, более быстрое и правильное решение задач отмечалось у уставших людей, которые дремали в кресле, временами отвлекались, переводили взор на природу за окном. Они находили пути выхода из предложенной ситуации по принципу спонтанно рожденных мыслей - «Эврика!». Что касается людей-аналитиков, которые в процессе сосредоточения над задачей редко моргали, интенсивно обдумывали проблемы, справлялись с заданиями хуже. Благодаря утверждениям, техникам Эдисона, Дали и другим ученым, удалось преобразовать обычную дремоту в метод повышения творческой активность, генерации нестандартных идей. Теперь, заснув на совещании или скучном свидании можно с уверенностью сказать, что вы в этом момент не спали, а улучшали работоспособность мозга, чтобы получить более яркие впечатления от встречи.

Последние Новости